Лесное дело
№ 35-36 (109-110) / четверг, 28 декабря 2000 г.
Рубрики
Поздравляем!
Интервью
Откровенный разговор
Социальная сфера
Требует внимания
Предложения
Охота и природа
Пульс области
Люди лесного комплекса
Новогодняя карусель
Страничка мастера
Криминальный аспект
Бизнесменам на заметку

Архив
№ 34 (108)
№ 33 (107)
№ 31-32 (105-106)
№ 29-30 (103-104)
№ 27-28 (101-102)
№ 26 (100)
№ 25 (99)

WOOD.RU
На русском языке
English version
Обратная связь


Aldema EC

Рейтинг@Mail.ru

SpyLOG

HotLog
 
Реклама на сервере
Интернет-форумы лесной отрасли для торговли и общения

Люди лесного комплекса

День лесовода

Начальник Иркутской базы авиационной охраны лесов Николай Николаевич Любуцин, которому не так давно присвоено звание "Заслуженный лесовод России", встретил меня отнюдь не с предновогодним настроением. Обложенный бумагами, он сводил баланс года. По его озабоченному лицу было видно, что работа у начальника не из легких.

...Родился он в семье отнюдь не связанной с лесом - семья жила на Дону, в лесостепной зоне. Но вот случилось, попал служить в войска, дислоцированные в чудесных лесах Закарпатья, тут и полюбил он навсегда зеленый шум дубрав, смоляные запахи ели и сосны. Может быть, именно здесь и родилась мечта стать работником леса, кто знает. Как бы то ни было, после службы, перепробовав поступить в несколько других вузов, остановился на Воронежском лесотехническом институте. После окончания его, молодого инженера-лесоустроителя, отправили на зашумевший на всю страну БАМ, где он есть стал заниматься охраной от огня лесной зоны гигантской стройках по экономике в Москве, за недолгий срок овладел профессией летчик тысячи часов над приангарской тайгой, совершил немало прыжков с парашютом над горящим лесом. Тайгу, лес любит до самозабвения. Этот ли фактор или, скорее, "человеческий" привел его вскоре в кресло начальника авиабазы, когда коллектив единодушно выдвинул его в 1986 году.

Я провел у него в кабинете всего один день (правда, прочитав о нем немало интервью в прессе) - день этот был насыщен таким количеством звонков, посещений таких разных по своих должностям и служебным положениям лиц, что только диву даешься. В этот день у него был "народ" из управления лесами, из администрации города, из комитета по природным ресурсам. Звонили из Таганрога (завода, где изготавливаются самолеты-амфибии), из Иркутского авиапредприятия. Эта многосторонность поначалу удивила, но потом, уже в разговоре, понял, до него у них всех есть немало дел...

И вот, наконец, мы беседуем. Разговор сразу возник на "крутой волне": как выживать, как организовывать борьбу с пожарами в лесу, когда финансы за последние несколько лет урезаны вдвое-втрое. Как готовить в таких условиях людей, потребных для работы почти на 75 миллионах гектаров тайги - таков сегодня "ареал" интересов авиабазы.

- И что же делать в таких условиях, Николай Николаевич? - задаю извечный журналистский вопрос.

- В условиях страшнейшего дефицита ресурсов, той жалкой помощи из центра (область ему денег не дает), выход мы видим в максимальной концентрации усилий и средств на самых важных участках. Для нас это, конечно же, охрана прибрежной зоны Байкала, затем чуть выше центра области (Братск, Усть-Илимск) и, наконец. Север. Соответственно, так же сосредоточили основные средства, технику, людей. На всю тайгу, увы, нас сегодня не хватает.

- Николай Николаевич, а как же вы в таком случае пытаетесь взять под свою опеку малую авиацию в северных городах, строите там запасные емкости для горючего, даже взлетные площадки?

- А что же делать. Ведь малая авиация сейчас, никому не нужна! Аэродромная техника разворовывается, и никого это не волнует, летные отряды в малых районных городах дышат на ладан. Вот мы и говорим им: давайте работать вместе, давайте спасать то, что еще можно спасти.

Это одна проблема, и мы пытаемся найти подходы к ее решению. Далее, вы посмотрите, что сегодня делается в лесу. Всем интересно лесом пользоваться: рубить его, гнать на продажу, сколько таких "собственников" развелось - не сосчитать. А охранять лес некому! Зачем арендатору этим заниматься, ему нужен барыш.

Да, есть немного настоящих хозяйственников, которым не все "до лампочки". Таких, как, например, ген. директор "Игирмы-Тайрику" И. Подашов, но их раз-два и обчелся.

Остальных не интересует, что после останется, и уж пожары тушить их не очень-то упросишь. Раньше, а это было совсем недавно, буквально весь народ, все предприятия, большие и малые, поднимались на борьбу с огнем. Сейчас, чтобы погнать в тайгу бульдозер, за него нужно отвалить энную сумму. Конечно, так не поступают крупные арендаторы и владельцы, такие как Братский и Усть-Илимский ЛПК, но ведь, я повторюсь, сейчас в лесу хозяйничают десятки, тысячи разных АО и ООО. Вот уж поистине "общества с ограниченной ответственностью".

А в этом году нас постигла и другая беда - саранча. Вы думаете, борьбой с ней занимался агропром? Увы, нам пришлось делать здесь львиную долю работы.

Любопытная вещь получается. Вот мы недавно отметили свое 60-летие, листали старые материалы. Интересно сравнить: даже в очень трудные, в том числе и военные годы, государство заботилось о лесе больше, чем сейчас. Я думаю, это потому, что мы были богаче не деньгами и не ресурсами, а духовным потенциалом. Да и деньги в те времена никто в швейцарские и прочие забугорные банки не вывозил. Деньги работали не на отдельных олигархов, а на всю Россию. Поэтому для патрулирования лесов находились и самолеты, и горюче-смазочные материалы. Простоев, как случается сейчас, не было. Во время войны не хватало мужчин. Они воевали. Поэтому и радистами, и летчиками-наблюдателями, и лесными пожарными работало много женщин.

- Что вы подразумеваете под духовным потенциалом? - спрашиваю Любуцина. - Это патриотизм, или, может быть, люди тогда лучше понимали значимость экологических проблем, яснее осознавали, что лес - это национальное достояние великой страны, наше главное богатство, наш главный природный ресурс?

- Прежде всего, естественность и духовную близость к природе. В то время, наверное, никто, кроме ученых, не знал столь модного теперь слова "экология", и громкие слова о национальном достоянии здесь ни при чем. Все было проще и естественнее. Люди не отделяли себя от природы, от леса. Лес был своим. И если он горел, это воспринималось так же, как пожар в доме. Собирать людей на тушение, тем более, уговаривать их, не было нужды. Они шли сами, шли всем миром, потому что принимали природную беду как беду личную.

Поймите, я не хочу плакаться в жилетку! Хотя и есть повод: нас стало численно меньше. Мы вынуждены брать сезонников, обучать их, - и тушить пожары. Но почему, спрашивается, весенние пожары всегда захватывают страну врасплох, как непредсказуемые землетрясения? Почему в экстремальных ситуациях страна находит огромные деньги, чтобы справиться с бедой, но вовремя не находит малых денег, чтобы эту беду не допустить вовсе?

Правда, ныне было чуть-чуть лучше, чем в предыдущие годы. Хочется поверить, что это начало перелома в государственном отношении к лесу, да боюсь сглазить.

- А люди? Ваши люди, те, что продолжают работать в авиалесоохране? Их отношение к лесу тоже изменилось? И вообще, кто такой авиаохранник леса?

- Без громких слов, это благодаря их любви к лесу и к своему делу мы спасаем нашего "зеленого друга". Про зарплату ничего говорить не буду. Мне, как руководителю, стыдно, что я не в силах дать им большего. Они продолжают работать, хотя в связи с изношенностью наших летательных аппаратов все чаще случаются нештатные, экстремальные ситуации. Было, вертолет упал на территории национального парка. Ныне - в Чунском районе. Были случаи отказов двигателей у самолетов Ан-2;,Хорошо. что эти машины могут совершать посадки в режиме планирования. Чудо спасает нас от жертв по этим причинам. Но если вспомнить разные годы... Наши люди гибли в огне, подрывались на собственной взрывчатке, спеша отрезать от огня лесные массивы. Травмировались и даже погибали наши парашютисты-пожарные, прыгая на лес, чтобы спасти его.

Что касается профессии... Это - универсалы, они должны уметь многое, если не все: прыгать с парашютом, работать со взрывчаткой, махать без продыху киркой и лопатой... Да разве все учтешь?! У нас такая нагрузка порой, что даже ребята из ВДВ, которых мы к себе иногда берем, не все ее выдерживают. И по-другому нельзя: ведь мы "скорая лесная помощь", тут надо работать в экстремальных условиях. Вспоминаю свою поездку в США: там серьезно занимаются защитой леса, замечательная техника. Вот, расскажу для специалистов: я как раз присутствовал на тушении пожара в Аризоне на площади в 2000 гектаров. Выло задействовано 37 самолетов, сотня единиц спецтехники, полсотни специализированных пожарных машин и... 3 тысячи человек. И всем, кстати говоря, платили как за особо опасную работу. А у нас в это время, помню, в Непе был пожар такой же мощности. Так участвовало в тушении 25 человек. Вот теперь и сравните...

- Но зато...

- Но зато наш лесопожарный - это подлинный универсал. Ему не надо ничего объяснять - он в лесу не новичок, а хозяин. Правда, до каких же пор мы будем бесконечно эксплуатировать энтузиазм людей?

Особая гордость Любуцина - ветераны авиабазы. Он знает их всех по имени-отчеству: Крюков Виктор Яковлевич, Сорокин Александр Владимирович, Гурский Николай Васильевич, Копылов Михаил Васильевич...

Спрашиваю начальника авиабазы о перспективах развития предприятия. Тут он оживляется и рассказывает о новинках, внедряемых в практику и способных заметно повысить эффективность охраны ваших лесов. Это, конечно же, космический мониторинг и грозопеленгация. Это экспериментальные самолеты-амфибии Бе-12 и новинка, построенная на нашем авиазаводе, -воздушный танкер Бе-200 - этот самолет прошел все испытания, и их результаты вселяют большие надежды. Рассказывает о новых средствах связи и оптимистично заявляет, что сегодняшние трудности, нелепости и неурядицы - дело временное.

И опять я задаю сакраментальный вопрос: кто же виноват в лесных пожарах: человек, молния... кто?

- На 75% - человек, 4,5% - это грозы, 1,5 процента - это опять же хозяйственная деятельность людей и 9% - невыясненные причины. (Так что, дорогой читатель, прочти эти цифры и делай выводы.)

В чем же уверен Любуцин? Он уверен в том, что люди, те, кто принимают решения, одумаются. Что придет время, когда многое из того, что было нужным для здоровья леса, вернется. Не может не вернуться: уж слишком велика и неоценима роль, которую играет в нашей жизни лес, и все, что с ним связано. Что появятся хорошие, нужные и правильные законы по защите леса от бездушного хозяйствования.

И, главное, - что они будут выполняться.

...Сегодня они, работники авиабазы, соберутся на свой новогодний вечер. Вспомнят прошедший год, который был не лучше и не хуже многих. Посетуют на временные проблемы, на трудности. И поднимут бокалы за то единственное богатство, что дано им беречь, и что они берегут в меру своих сил - за лес. Лес, охраняющий нас от многих бед.

Н.В. Мельник, и.о. первого заместителя главы администрации области
А. Борисов.


Новогодняя карусель

Подарок Деда Мороза

В оранжевом свитере,
в беленьких бурочках,
напомнив мне чем-то
любимую дочь,
с коньками под мышкой
шагает Снегурочка
встречать на катке
новогоднюю ночь.

А снег разлетается,
кружит по городу,
попав под колеса,
становится льдом,
и сказочный Дед,
распушив свою бороду,
несетудивление
из дому в дом.

Идет, улыбаясь,
под звездною аркою,
на смену внучка
своего торопить.
Мешок его полон
такими подарками,
которых за деньги
нигде не купить.

Они будут нынче ребятам раздарены,
достанется им не какой-то пугач,
а шлем, что пришелся бы в пору Гагарину,
и туго накачанный "яшинский" мяч.

- Послушай! кричу чародею усатому, -
а что для меня ты на праздник припас?!
И Дед достает из мешка полосатого
лихого коня по прозванью Пегса.

Я сел на него
и помчался по воздуху,
забыв суматоху
житейских забот,
и с Верой, не чуждой
и позднему возрасту,
встречаю рубежный,
2000-й год!

Валерий Алексеев

Анекдоты

Просыпается утром после бурно проведенной ночи мужик. Встает с трудом, держась за голову, подходит к зеркалу, долго смотрит и, наконец, изрекает:

- Так вот ты какой, человек двадцать первого века!

* * *

Телефонный разговор под Новый год:

- Алло, это страховая компания? Скажите, мы можем застраховать дом по телефону?

- Нет, это невозможно. Сейчас мы пошлем своего представителя, и он заключит с вами соглашение.

- Хорошо, примылайте. Только поторопитесь, а то у нас уже догорает елка и начинает дымиться ковер!

* * *

Засиделись гости на Новый Год, хозяйка уж не знает, что делать.

Звонок по телефону. Она подходит и тут идея... Возвращается и орет:

- Пожар, пожар!

Все:

- У кого пожар?

- Я не расслышала... у кого-то из вас.

* * *

- Зимой и летом одним цветом. Что это?

- Елка.

- Ну, это банально. Газета "Лесное дело"!


Страничка мастера

Прорезаная береста

Начиная с этого выпуска "Странички мастера" мы планируем познакомить наших читателей с народными художественными ремеслами, связанными с обработкой бересты. Это будет целый цикл статей, посвященных разнообразным техникам и видам работы с этим интересным материалом: от резьбы на предметах домашней утвари до настоящих произведений искусства - наборных берестяных панно.

Каждому приходилось встречать в лесу сгнивший березовый пень. Ударишь ногой - мелкой трухой рассыплется древесина, но целой и упругой останется береста. Такое свойство бересты объясняется ее строением. Она состоит из множества тончайших слоев, не пропускающих влагу и воздух, причем верхний слой покрыт белым налетом, который отражает солнечные лучи. А внутренние слои бересты имеют самую разнообразную окраску - от золотисто-желтого до розовато-коричневого. Неповторимую декоративность придают бересте узкие коричневатые черточки, так называемые чечевички. Это своеобразные окна, через которые ствол дышит летом. На зиму эти окошки плотно закрываются, заполняясь особым веществом. Береста имеет высокую прочность и почти не поддается гниению.

1 - простой орнамент, 2 - более сложный орнаментБересту подкладывали под нижний венец рубленой избы, чтобы в нее не проникала сырость. Плели из бересты влагоустойчивую обувь, обшивали лодки-берестянки, делали знаменитые теперь туеса, в которых молоко и квас даже в жару оставались холодными. В Древней Руси бересту использовали как бумагу. Благодаря бересте до нас дошли редчайшие образцы древнерусской письменности.

Бытовые предметы из бересты нередко украшали прорезным ажурным орнаментом. Больше чем где-либо резьбой по бересте занимались мастера в Великом Устюге и окрестных деревнях. В наши дни в деревне Кузино под Великим Устюгом работает цех прорезной бересты, продолжающий традиции старых умельцев.

Бересту очень легко обрабатывать, и самыми простыми инструментами можно с успехом выполнять различные декоративные работы.

Основной инструмент для работы над берестой - резак. Потребуются и пробойники - их изготовляют из трубок различного диаметра. Трубкам придают разнообразные профили - треугольника, круга, овала, ромба и т.д. Трубки нужно вбить в деревянные рукоятки и заточить с внешней стороны. Вместо трубок для изготовления пробойников можно использовать листовую сталь.

Неплохо сделать и чеканы - инструменты для нанесения углубленного рельефа. Их делают из толстого медного прутка или из плотной древесины - самшита, груши, можжевельника. Чем больше чеканов и пробойников с различной конфигурацией, тем интереснее можно получить рисунок.

Необходимо в работе и шило. Особенно там, где нужно нанести пунктирный рисунок или провести линию. Шило следует слегка притупить, чтобы оно не царапало бересту.

Заготавливают бересту в конце мая или начале июня. В это время года она легко снимается и имеет красивый золотистый оттенок. Помните, что снимать бересту можно только с поваленных деревьев, там, где проводится их плановая рубка. Снимать бересту с дерева, стоящего на корню, нельзя: это принесет ему непоправимый вред.

Внутреннюю сторону бересты мастера называют лицевой. С лицевой стороны аккуратно снимите влажной тряпкой остатки коры. Наружный белый слой счистите наждачной бумагой.

Крышечка шкатулкиПока береста не просохла, она сравнительно легко расслаивается. А высохшую бересту придется распарить в горячей воде и расслоить с помощью деревянного ножа. Тонкая береста пойдет на мелкие работы, толстослойная пригодится для крупных вещей.

Чтобы заготовленная береста не скручивалась, уложите ее между двумя досками и придавите сверху грузом.

Для работы с берестой нужно изготовить подрезную доску, лучше всего из липы или осины. Кусок бересты приколите к подрезной доске кнопками. Сверху наложите заранее разработанный рисунок. Твердым карандашом передавите рисунок на бересту, он получится достаточно заметным. При желании его можно усилить, обведя карандашом или шилом.

Сложные элементы орнамента вырезайте резаком. Одинаковые и многократно повторяющиеся элементы удобно вырезать пробойниками. Для усиления декоративности прорезной бересты часто применяют чеканку. Деревянные или металлические чеканы слегка пристукивают молотком, получая углубленный рельеф. Как и пробойники, чеканы упрощают нанесение на бересту одинаковых элементов рисунка. Точки и штрихи наносят на бересту шилом.

Для начала вырежьте простой орнамент, предварительно изготовив соответствующие пробойники. Затем можно перейти к более трудному рисунку, в котором сложную сквозную резьбу выполняют только резаком, а штрихи наносят шилом.

Закончив вырезание, снимите бересту с подрезной доски и подклейте под нее другую, гладкую бересту, которая будет служить фоном. В качестве фона можно использовать и цветную фольгу. Склеивают бересту столярным клеем и обязательно под прессом. Если береста во время работы слегка пожухнет, протрите ее мягкой тряпкой, смоченной подсолнечным или льняным маслом.

Прорезной берестой можно украсить пенал, закладку, карандашницу и множество других полезных предметов, с которыми мы сталкиваемся повседневно.

В следующем номере "ЛД" мы расскажем, как изготовить берестяной туес - удивительный сосуд, в котором продукты не портятся очень долго, и просто красивую вещь, которая будет радовать вас долгое время.

Материалы собрала и подготовила для "ЛД" Е.Мищенко.

COUNT.WOOD.RU
№ 35-36 (109-110) / четверг, 28 декабря 2000 г.
страницы: 1 | 2 | 3 | 4
При использовании информации ссылка на "Лесное дело" обязательна.